Make your own free website on Tripod.com

ЛЕОНИД РЕЗНИК

СЕЗОН ОХОТЫ НА ЕВРЕЕВ

Августо Касарес не понимал, в чем дело. Все, кажется, складывалось удачно. Рынок на сто процентов оправдывал прогнозы, самочувствие было прекрасным. Даже погоду сегодня установили почти праздничную. А настроение никуда не годилось. Подлетая к причалу своего небоскреба (если точнее - своего на треть, просто владельцев крупнее там не было), Августо успел возненавидеть пилотов двух флаеров, обогнавших его на посадке. "Вот сволочи! - зло подумал он, - как они отрегулировали посадочную программу? Узнаю, где работают... Если у меня - уволю!"

Дверь лифта открылась недостаточно быстро. Миллисекунды задержки - мелочь. Но раздражает. Или лифт всегда так работал, а сегодня это показалось недостаточно быстрым?

Практически не реагируя на приветствия и доброжелательные улыбки, Августо вошел в холл. И тут же зажужжал зуммер какого-то датчика, установленного в углу. Если напрячь память, раза три-четыре этот зуммер уже звучал. Но это ничем не сопровождалось. Никаких пожаров, никаких аварий.

Камера, совмещенная с датчиком, повернулась. Объектив уставился прямо на Августо, даже проводил его в течение нескольких шагов. Зуммер умолк. Что бы это значило? Какой службе принадлежит датчик? Похоже, именно он, Августо, был объектом наблюдения. Если вся эта машинерия начнет его раздражать...

Августо зашел в собственную приемную. Две красавицы-секретарши, вскочившие поприветствовать босса, даже не удостоились его взгляда. В кабинете он плюхнулся в кресло, забросил ноги на стол и включил компьютер на выгрузку информации.

Нет, день воистину начинался плохо. Не удалось покончить даже с Азиатским Рынком. Выгрузка прекратилась, на экране возникло озадаченное лицо секретарши.

- Извините, босс, - испуганно пролепетала она, - Служба Психического Здоровья. У них приоритет.

- Какой... - свирепо начал Августо, но тут же замолк. На экране появилось ухоженное лицо женщины средних лет. В ее глазах читалось такое ощущение силы и власти, что даже Августо Касарес, входивший в тысячу самых богатых людей Земли, не рискнул кричать на эту женщину.

- Нора Дуглас, - представилась незнакомка, - полномочный инспектор Службы Психического Здоровья. Господин Касарес, наш датчик зафиксировал у вас уровень агрессивности, значительно превосходящий норму. К сожалению, в настоящий момент вы представляете значительную угрозу для нашего просвещенного демократического общества. Вам необходимо срочно прибыть к нам в департамент, где мы сможем вместе найти выход из сложившегося положения. Взаимовыгодный выход, я подчеркиваю. В компьютер вашего летательного аппарата уже передан наш адрес. Через четверть часа, максимум - через двадцать минут, вы можете быть у меня. Постарайтесь по дороге как можно меньше контактировать с окружающими. Жду вас.

Экран погас. Интересно, эта... Служба, что может выключить его личный компьютер? Августо даже не подозревал об истинной мощи такой неприметной организации. Кто бы мог подумать?

По дороге к флаеру (холл, лифт, крыша. Какие контакты?) Августо приводил в порядок свою информацию о Службе Психического Здоровья. Выходило небогато. Еще в школе он учил, что благодаря СПЗ к середине двадцать первого века развитым странам удалось покончить с преступностью, истинным бичом цивилизации. Экономическая преступность, разумеется, никуда не делась, но насилие против личности стало достоянием истории. Всем гражданам цивилизованных стран в возрасте десяти-одиннадцати лет делалась операция по ведению микропередатчика в мозг. Легкая операция, пустяк. Августо не помнил никакой боли. Или воспоминания за тридцать лет стерлись из памяти? Этот микропередатчик... Что он передавал? Если в лобных долях мозга появлялись какие-то импульсы, побуждающие к насилию, передатчик их усиливал и транслировал. А датчики, установленные в общественных местах, регистрировали потенциально опасных субъектов. Довольно просто. Неизвестно только, откуда взялась его сегодняшняя агрессивность. Зато прояснилась причина непонятной злобы с утра. Но что же дальше? Что будет теперь? Он, Августо Касарес, готов оплатить самый дорогой и самый быстрый курс лечения. К чему эти церемонии, более подходящие для носителя редкой, смертельно опасной инфекции?

В здании СПЗ Августо встретили как почетного гостя, чем немного улучшили его настроение. Ненадолго. Новость о предварительном медицинском обследовании вряд ли могла считаться хорошей.

Обследование было до неприличия несерьезным. На голову одели огромный шлем, на лоб налепили несколько датчиков. Еще по паре датчиков - на локти и колени. Потом Августо расспрашивали о погоде, зажигали перед ним лампочки разных цветов, раздражали слух писком на разных частотах. Какая-то древняя варварская медицина! Хотя, потом компьютер стал обобщать информацию, что-то забубнил, изрисовав экран разноцветными графиками. Но это уже было не для Августо. Слишком профессионально.

- Рада с вами познакомиться, - приветливо сказала Нора Дуглас.

"А я не рад, - зло подумал Августо, - отвлекают тут всякой чепухой. Кому я опасен? Тебя, стерва, мои дела волновать не должны."

- Вы, конечно, знаете, - продолжила женщина, - что психическое здоровье - основа стабильности нашего общества. Важнее у нас ничего нет. Контакты с неразвившимися странами происходят при минимальным участием людей, да и то - самых подготовленных. Уже двести лет мы не принимаем никаких беженцев. Теперь если кто-то и сможет нам угрожать, это только мы сами. Наша задача - избежать подобной угрозы.

- Спасибо, госпожа Дуглас, - напыщенная болтовня этой самоуверенной дамы раздражала Августо. Хотелось узнать, что делать и сколько это будет стоить. - У меня осталось кое-что в памяти от школьных уроков. Скажите, какие у вас есть конкретные предложения? Что я должен сделать? Вы же понимаете, я могу позволить себе самых лучших врачей и любые лекарства.

Пальцы Норы пробежали по клавиатуре, женщина глянула на экран.

- Так... Так... - сказала она. - Ваша агрессивность... Не самый тяжелый случай. Но и не самый легкий. Для лекарств слишком сильно. Где-то на грани между лучевой терапией и хирургическим вмешательством.

Августо занервничал. Так он не нервничал уже давно, даже понести многомиллионные убытки было намного легче. Что за чепуха? Встал утром не с той ноги - получай. Бригада хирургов залезет в голову, чтобы вырезать вредные мысли. Как это возможно? Да он, Августо, платит налогов достаточно, чтобы содержать всю Службу. И на его же деньги над ним будут издеваться?

- Послушайте, - Августо старался контролировать свои слова, чтобы не показать нарастающую нервозность. - Я верю в могущество науки. Неужели операция столь уж необходима? Да и лучевая терапия тоже. Должен быть какой-то другой выход.

- Абсолютно с вами согласна, - кивнула Нора. - Есть еще один вариант. Люди вашего уровня доходов используют процедуры психологической разрядки. В сущности, потому-то мы с вами и беседуем. Будь вы не состоянии купить процедуру, вы бы сейчас говорили с вашим лечащим врачом.

Августо мгновенно успокоился. Конечно! Нет в этом мире ничего такого, что нельзя было бы купить за деньги. Истина, усвоенная еще в младенчестве, только что подтвердилась в очередной раз. И эта лощеная сучка... Она, наверное, получает премиальные с каждого солидного клиента. Надо будет порекомендовать дочке хорошую профессию.

Августо поудобней устроился в кресле, оглядел кабинет. Особой роскоши не наблюдалось. Что за "процедура"? Какие-нибудь душеспасительные беседы? Ролевые обучающие игры с компьютером? Оздоровительное космическое путешествие?

- Как вы считаете? - вкрадчиво спросила Нора. - Если вы кого-то убьете, ваше состояние улучшиться?

- Убью? - именно это Августо не мог предположить. Особенно учитывая, что он совсем не считал свое состояние настолько плохим. - Но в цивилизованном мире уже два с лишним века не убивают. И у меня нет особого желания убивать. Да, я немного понервничал, но не настолько.

- Потенциально вы способны убить человека, - Нора мельком глянула на экран. - И не одного. Достаточно вам реализовать свое подсознательное желание - ваша агрессивность вернется до нормального уровня. И продержится на нем... довольно долго. До очередного всплеска. Но тогда вы уже будете знать решение.

- Любопытно, - Августо пожалел, что не может взгромоздить ноги на стол, как в своем кабинете. В таком положении намного лучше думалось. - Кого же я могу убить в мире, где нет убийств?

- Вам, действительно, придется убивать не в нашем мире, - спокойно сказала Нора.

- В неразвившихся странах? - догадался Августо. - Но ведь любые контакты запрещены...

- Запрещены. И уже лет сорок, как этот запрет соблюдается. Раньше, в самом деле, убивали там. Но новые мутации вирусов, они настолько опасны... Пришлось отказаться. Жалко. Это было по карману даже представителям средних классов.

- Вы меня заинтриговали. Где мне предстоит убивать?

- А вы уверены, что действительно хотите? Сейчас я назову цены, вы можете изменить свои намерения.

"Черта с два! - подумал Августо. - Пустить какого-то хирурга в свою голову? Ни за что! Хотя, я не должен демонстрировать свою полную готовность. А то эта сучка удвоит или утроит цену. "

- Называйте.

- В зависимости от выбранного варианта - от шестисот тысяч до миллиона.

- Ого! - Августо не смог скрыть своего изумления. - Да за эти деньги я... Вы уверены, что цена окончательная?

- Мы - государственная компания, - Нора Дуглас поджала губы. - Мы не торгуемся с клиентами. Насколько я знаю, такие процедуры вам вполне по карману. Но вас никто не заставляет. Мы можем закончить наш разговор сейчас.

- Нет-нет, - Августо пошел на попятный. - Я согласен. Рассказывайте.

- Сначала подпишите документ о неразглашении. Официально, того, о чем мы будем говорить, не существует. - Нора повернула плоский экран, и Августо прочитал текст стандартного обязательства. Пожал плечами, взял лазерный карандаш и лихо расписался.

- Так, - Нора повернула экран к себе, посмотрела на подпись. - Даже если вы заговорите, мы сможем вас опровергнуть. Больной человек и Служба Психического Здоровья... Кому из нас поверят? Но с подобным документом все намного проще. Слушайте. Вы ведь знаете о путешествиях во времени?

- Конечно. Все о них знают.

- Вы хоть догадываетесь, сколько они стоят?

- Никогда не задумывался.

- Даже правительству трудно их финансировать. А путешествовать надо. Исследования культуры очень важны, а получение генетически чистых образцов - еще важнее. Но деньги... Их всегда не хватает. Тогда на помощь пришли мы. И наши клиенты. Вы будете убивать в прошлом, господин Касарес. Как вам нравится эта идея? Вы оплатите свою процедуру, а заодно - две-три исследовательские экспедиции. Неплохое решение, чтобы спасти свой мозг?

"Как всегда, - подумал Августо, - каждый настоящий деловой человек подкармливает десяток дармоедов. Мало им моих налогов."

- Неплохое. Но у меня есть вопрос. Убивая в прошлом, не влияем ли мы на настоящее?

- Не волнуйтесь. Все операции тщательно планируются. Вы убиваете в местах будущих массовых убийств, а ваши жертвы, так или иначе, - потенциальные покойники. Им суждено быть убитыми. Для людей с вашей внешностью у нас есть пять маршрутов.

- При чем здесь моя внешность?

- Вы будете внедрены в определенном месте и в определенное время. Есть очень кровавые бойни в Восточной Азии. Но вы же понимаете, что вас трудно замаскировать под японца или китайца?

- Да, - согласился Августо, - трудно. Так что это за пять маршрутов?

- Первый, - "Покорение Африки". Самый спокойный и наименее кровавый маршрут. В основном, в Африке набирали рабов. Вас интересует?

- Дальше.

- Второй - "Покорение Америки". Господин Касарес, вы кажется испанского происхождения? Возможно, этот маршрут вам подходит больше всего. При завоевании Америки вырезались целые племена. На индейцев охотились, как на диких зверей. Есть туры в разные места, в том числе и в Северную Америку.

- У меня не только испанские корни, - ледяным тоном сказал Августо, - у меня также индейские корни.

- Прекрасно! - Нора даже глазом не моргнула. - В программе "Покорение Америки" есть варианты и для индейцев. В Северной Америке. Массовые убийства первопроходцев. Вас интересуют пытки? Индейцы были непревзойденными мастерами.

- Дальше.

- Хорошо. "Захват Константинополя". Есть два варианта. Можно захватывать город вместе с крестоносцами, можно - с турками. Считается самым увлекательным маршрутом. И самым дорогим.

- Почему?

- У вас... - Нора глянула на экран, - сексуальная составляющая в агрессивности выражена довольно слабо. Так что для вас Константинополь не так уж и заманчив. Этот маршрут считается очень сексуальным, поэтому высоко ценится.

- Что еще?

- Еще... "Дикое поле". Это в Восточной Европе. Там несколько вариантов. Набеги кочевников на славянские города. Набеги славянских отрядов на поселения кочевников. И те и другие резали друг друга без жалости. И еще, в той же части света, но в другом времени. Участие в отрядах Богдана Хмельницкого. Уничтожение еврейского населения. Перекликается с пятым маршрутом.

- Каким?

- "Охота на евреев".

- Кто это такие, евреи?

- Да был такой небольшой народ. Я удивлена, что вы не знаете. Они же создали христианство. Говорят, что до сих пор дожило несколько десятков тысяч евреев.

- Христианство... Ну разумеется! Иерусалим... Это где-то в неразвившихся странах, у самой границы, я только что изучал азиатский рынок... Неважно. Что за маршрут?

- Вы правы, это в неразвившихся. Географически - на стыке Азии с Африкой. Цена - средняя, восемьсот с небольшим тысяч. Комфорт - значительно лучше, чем на других маршрутах.

- Почему?

- Обратите внимание на время: это же конец двадцатого - начало двадцать первого веков. Уже была канализация, горячая вода, примитивное кондиционирование. Даже флаеры были, хотя и не совсем похожие на наши.

- А в чем заключается охота?

- Там находилось такое маленькое государство, Израиль, населенное, в основном, евреями. А в соседних государствах процветал полулегальный бизнес: богатые туристы со специально подобранных мест могли стрелять по населению Израиля.

- Странно. Почему израильтяне не открывали ответный огонь по туристам? В любом государстве есть армия...

- Извините, я не профессиональный историк. Мне объяснили, что у Израиля были мирные договоры с соседними государствами. Если бы Израиль стрелял в ответ, на него бы наложили санкции за нарушение договоров, задушили бы блокадой. Это все, что я знаю.

- Очень странно. Получается, что соседним странам можно нарушать договор? Ах, да, конечно, вы можете этого и не знать.

- Учтите, те кто отправятся охотится на евреев, обязаны сделать очень серьезный гипноблок.

- Почему?

- Чтобы не наговорить лишнего. Одно дело, если вы проболтаетесь кочевникам или конквистадорам, те вас просто не поймут. Люди из двадцать первого века куда сообразительней. Кроме того у них есть очень любопытные службы безопасности. Ни к чему подбрасывать им пищу для размышлений. Именно из-за них мы избегаем время крупных мировых войн ХХ века. Давайте, выбирайте.

Августо задумался. "Покорение Африки" отпадало сразу. Ему совершенно не хотелось чувствовать себя расистом. "Покорение Америки"... Пожалуй, тоже не стоит. Те же элементы расизма, да еще и неуважение к собственным предкам. Он не уверен, что среди них были индейцы, но лучше туда не соваться. "Захват Константинополя"? Жалко из-за чьей-то сексуальной неудовлетворенности платить лишние деньги. Чертовски большие деньги! Константинополь тоже отпадает. Остаются "Дикое поле" и "Охота на евреев". Ну что же: да здравствует комфорт! Как вообще он мог думать о путешествии во времена, когда люди еще не изобрели канализацию? А что касается гипноблока... Не болтать же он туда поедет, в конце концов. Итак - "Охота на евреев".

Августо сообщил Норе о своем выборе. Полномочный инспектор принялась общаться со своим компьютером и, после уточнения данных, отправила клиента к младшему инспектору.

Имя младшего инспектора Августо не запомнил. Это оказалась девица такого же стервозного типа, как и Нора, только значительно моложе. Все время беседы она бессовестно строила глазки и несколько раз томно вставляла слова: "Такой клиента, как вы...". Августо и без нее знал, какой он клиент. Интересно, заигрывая с ним, девица не боялась, что может стать жертвой потенциально опасного, агрессивного человека? Наверное, у нее был большой опыт общения с клиентами. С "такими клиентами". Да ну ее! Не до того.

С изумлением Августо узнал, что его положение можно определить, как мягкую форму ареста. Он обязан был поселиться в специальном отеле поставить гипноблок и пройти языковой гипнокурс (какие-то языки - по необходимости, какие-то - по желанию). Все вместе не должно было занять больше двух дней. Плюс пять дней маршрута... Целая неделя украдена у жизни! Предстояло отдать множество распоряжений на все время отсутствия. В фирму, домой... Раздражение переполняло Августо, ему хотелось наговорить грубых слов в адрес Службы Психического Здоровья, обругать Нору Адамс, немедленно что-то предпринять. Но он убеждал себя, что в нем бушует его внезапно проснувшаяся агрессивность, и через неделю он опять станет уравновешенным человеком, достойным членом общества.

В отеле Августо сразу же занялся делом. Постановка гипноблока заняла не больше четверти часа, при этом Августо так и не понял, в чем она заключалась. Зато он подписал очередной документ. На этот раз - снимающий ответственность с медиков. Если бы он с такой же легкостью раздавал свои подписи в бизнесе, то вряд ли смог бы позволить себе путешествие в прошлое. Стараясь не сбавлять темпа, Августо получил два гипнокурса, дополнившие его английский и испанский языки архаичной лексикой начала двадцать первого века. Плюс - гипнокурс по стрельбе из легкого стрелкового оружия. Интересно, чего мог стоить гипнокурс верховой еды для "Дикого поля" без тренировок на реальной лошади? На ночь он заказал куда более солидный (впрочем - отнюдь не обязательный) гипнокурс арабского языка того же времени. Привычка делать любую работу основательно не отпускала Августо Касареса даже в процессе лечения.

Отдохнув и перекусив, будущий охотник вызвал на свой гостиничный экран информационную службу. В историческом отделе он затребовал данные о государстве Израиль.

Вначале Августо запутался. Компьютер стал рассказывать об Израиле, упорно называя время "до новой эры". Какая тут канализация? Какая горячая вода? Потом ситуация прояснилась. Оказывается, существовало два Израиля. Первый - в глубокой древности, второй - сравнительно недавно. К границам этого второго Израиля и должен был отправиться Августо Касарес.

Миниатюрное приморское государство сумело продержаться немногим больше полувека. О самой процедуре "охоты на евреев" информационная служба, разумеется, не упоминала, зато об уничтожении Израиля у нее было достаточно сведений. Несмотря на бурный прогресс и активное развитие в первой половине своего существования, ближе к концу Израиль обзавелся правительством, действовавшим так, словно оно было сильнее соседних стран заинтересовано в уничтожении собственного государства. Августо мог только в изумлении качать головой, наблюдая за событиями. Каждый следующий шаг Израиля был хуже предыдущего. Сплошные уступки соседним государствам и гангстерским группировкам, постоянная раздача участков собственной территории, разжигание вражды между разными группами собственного населения. Результат - закономерный и плачевный. Деморализованная армия на стратегически невыгодных позициях не сумела отразить натиск соседей, предпринятый в рамках дьявольски хитрой операции "Возвращение домой". Когда хорошо организованные толпы (по разным оценкам - от семисот до девятисот тысяч человек) с разных направлений двинулись на Израиль, никто не решился отдать приказ об открытии огня. Толпы изображали себя мирными демонстрантами, несущими лозунги типа: "Мы идем домой". Впереди шли арабские женщины и дети, их сопровождали корреспонденты крупнейших телевизионных агентств мира. Пренебрегая слезоточивым газом и потеряв несколько сотен человек от резиновых пуль, арабы снесли заграждения на дорогах и устремились на ближайшие крупные города Израиля. Приказа об открытии огня все еще не было. А в городах началась резня. "Мирные демонстранты" включая женщин и детей, были вооружены. Чтобы убивать ничего не ожидавших горожан, хватало ножей и топоров, но у мужчин под одеждой было спрятано даже огнестрельное оружие. На помощь "демонстрантам" во многих местах пришли арабы, жившие на территории Израиля и имевшие израильское гражданство. К вечеру весь мировой эфир был заполнен новостями о ... кровавой расправе израильской военщины с мирными арабскими демонстрантами. Соседние арабские страны заявили, что обязаны вмешаться и применили против Израиля химическое оружие. Было проведено срочное телефонное совещание Лиги Арабских Стран и принято решение об участии всех стран Лиги в войне против израильских агрессоров. В то же время Совет Безопасности ООН объявил о введении санкций, наказывающих "бесчеловечное обращение с мирным арабским населением".

Далеко не все страны Лиги сумели поучаствовать в войне. Соседи Израиля управились сами за одиннадцать дней. Корабли американского Шестого Флота, вывозившие иностранных дипломатов, заодно спасли около четырех тысяч израильтян, в основном - из семей правительственных чиновников, не успевших заранее покинуть Израиль. Еще спаслось примерно такое же количество владельцев частных яхт и самолетов, сумевших добраться до Кипра.

Покончив с информацией, Августо задумался. Если представить государство как фирму... Налицо обыкновенное банкротство. На первый взгляд - без какой-то явной причины. Но он-то, Августо, специалист в подобных делах. Что привело Израиль к краху? Ошибочная политика правительства. На что это похоже в аналогии с фирмой? На случай, когда руководство компании само организует банкротство, заранее обеспечив свои экономические интересы с помощью различных полузаконных трюков. Августо усмехнулся. История, старая как мир. Когда видишь что-то труднообъяснимое - ищи, кому это выгодно.

После некоторых размышлений будущий охотник кроме гипнокурса арабского заказал себе упрощенный курс иврита. Чем два дня валять дурака в отеле, лучше заняться делом. Интересно будет послушать этих коллективных самоубийц.

В Буэнос-Айресе Августо встретил местный агент Службы Времени. Он вручил парагвайский паспорт на имя Августо Касареса (очень удобно пользоваться своим именем: не запутаешься) со всеми необходимыми визами. К паспорту прилагался билет на рейс "Буэнос-Айрес - Каир", кредитная карточка "Виза" и абонемент компании "Сафари ЛТД." Возвращаться он должен был через Лондон.

- Человек из "Сафари" встретит вас в аэропорту, - сообщил агент. - Вы сядете в комфортабельный автобус и поедете в Газу. Это местность рядом с Израилем. Постарайтесь как можно меньше говорить о себе. Такая скрытность не вызовет подозрений, ваша охота не совсем законна, люди предпочитают не афишировать свое участие. И еще. Не глупите, не ищите дешевых развлечений. В нашем времени все на порядок лучше. Помните, ради чего вы прибыли.

- Скажите, - Августо решил удовлетворить свое любопытство, - я тут кое-что почитал... Через несколько лет в Израиле будет страшная резня. Почему мы прибываем именно сейчас, а не к уничтожению Израиля? Ведь наши люди принимали участие в самых разных массовых побоищах.

Агент посмотрел на Августо с неодобрением.

- Одно дело присоединиться к диким бандам средневековья с их низким информационным уровнем. Но сейчас, при всеобщей подозрительности... Это намного труднее. По той же причине мы не влезаем в операции немецких войск во второй мировой войне. Искушение большое, миллионы потенциальных жертв, но очень велика опасность разоблачения. А "Охота на евреев" и "Сафари" просто идеально совпадают. Такое впечатление, что люди из ХХI века создавали свой бизнес с прицелом на наше время. И не отвлекайтесь на пустяки! Ваш самолет вылетает через два часа.

Августо восхитился прекрасной организацией. Он-то опасался, что придется сутки торчать в антисанитарных условиях.

Садиться в чудовищную летательную машину, лишь отдаленно напоминающую экранолеты, было страшновато. Успокоила мысль, что сотрудникам службы времени заранее известен удачный исход этого полета.

Исход, возможно, действительно был удачен. Но продолжительность! Чудовищно! Часы проходили за часами, а конца все не предвиделось. На экранолете... Максимум полтора часа лета! А он, Августо, еще восхищался хорошей организацией. Какого дьявола его перебросили именно в Буэнос-Айрес? Почему не в Европу? Почему не в сам Каир? Какие идиоты все так запланировали? Или это не идиоты?

Августо был взбешен до такой степени, что мог начать убивать прямо в каирском аэропорту и совсем не обязательно - именно евреев. Но пришлось потерпеть. Встреченный молодым представителем компании "Сафари ЛТД", охотник перешел в автобус. Постоянные температурные перепады между кондиционированным и естественным африканским климатом несколько остудили его пыл. Августо даже принялся разглядывать своих соседей по автобусу "Сафари", пытаясь угадать, кто прибыл из будущего как и он. Не удалось. Либо других "пациентов" СПЗ здесь не было, либо они очень хорошо замаскировались.

Газа Августо не понравилась. Грязь, отвратительный запах, скученность. Именно так и должно было выглядеть прошлое. Арабский язык пока почти не пригодился, все было согласовано заранее, а о мелких деталях представитель "Сафари" договаривался сам.

Отель оказался на удивление неплох, чист, даже с кондиционером и горячей водой. Августо представил себя в каком-нибудь диком поле. На лошади, с мечом в руках... Какие идиоты отправляются в далекое прошлое и зачем? Чтобы плюс к убийству еще изнасиловать пару женщин, которые мылись не чаще раза в год? Это при том, что любой подобный сюжет можно запрограммировать для виртуального пространства и даже не почувствовать разницу в ощущениях.

"Нет, - поправил сам себя Августо, - разница не ощущается, но она есть. В виртуальных мирах можно убивать людей пачками, но ведь это не используется, как психотерапевтическая процедура. Почему? Скорее всего - сознание не обманешь. Человек осознает, когда он убивает в самом деле, а когда - понарошку. Наверное, то же самое и с изнасилованиями. Если... Если не заподозрить СПЗ в сговоре со Службой Времени. Ведь прикарманить средства из государственного финансирования практически невозможно. А из коммерческой программы по излечению потенциальных убийц - запросто."

Догадка так возбудила Августо, что он уже не мог уснуть. Мысль о том, что какие-то сволочи благодаря своему служебному положению сдерут с него астрономическую сумму, не давала покоя. Стараясь как-то отвлечься, Августо решил сходить в ресторан.

Народу было немного. Приметив полноватого рыжего европейца, тоже ехавшего из Каира на автобусе "Сафари", Августо подсел к нему. Стоящая на столе еда выглядела слишком непривычно. Августо решил последовать примеру соседа и заказал самый слабый из алкогольных напитков, пиво. К счастью, рецепт его приготовления за двести последних лет практически не менялся, и Августо мог спокойно пить и даже получать удовольствие. Под заунывную восточную мелодию на сцене извивалась полуодетая очень упитанная женщина.

- Нравится? - спросил, кивая на танцовщицу, рыжий.

- Зрелище или женщина? - уточнил Авгутсо.

- И то, и другое.

- Зрелище крайне неэстетичное. А женщина, если на мой вкус, могла бы сбросить фунтов сорок.

- Я смотрю, - сказал сосед, - ты все любишь раскладывать по полочкам. Сразу видно делового человека. Откуда ты?

Августо вспомнил рекомендацию агента. Главное, не ляпнуть ничего странного. Лучший способ избежать вопросов - спрашивать самому.

- Из Южной Америки. А ты откуда?

- Из Германии. Меня зовут Гюнтер...

- Августо, - представился в ответ Августо Касарес и, решив отойти подальше от личностных разговоров, резко сменил тему, - вы не в курсе: эту толстуху можно заказать на ночь?

Гюнтер удивился.

- Зачем тебе? Она же не в твоем вкусе?

- Ну... Я просто так спросил. Может быть, ради спортивного интереса. Ради любопытства.

- Да, - согласился немец, - спортивного интереса у нас в избытке. Но, насколько я знаю, с продажными женщинами в Газе сложновато. Исламская мораль. Куда проще съездить в Израиль. Там этого добра на любой вкус. И намного дешевле, чем здесь.

- В Израиль? - удивился Августо. - Разве нас туда впустят? Разве Газа с ними не воюет? Мы же прибыли...

Сосед предостерегающе поднял руку.

- Еще как впустят! - сказал он. - Да, израильтянам в Газу хода нет. Они сюда и не поедут на верную смерть. Но жители Газы спокойно ездят в Израиль на работу. Рядом крупные города: Ашкелон, Ашдод - там работают тысячи арабов из Газы. Ну, а нам, иностранным туристам, вообще нет никакой проблемы с въездом.

- Безумие, чистой воды, безумие, - не удержался Августо, - как могут израильтяне соглашаться на такие условия существования? Их уничтожают хладнокровно и планомерно, а они ничего не предпринимают.

- Вся энергетика этого народа выработана в начальный период существования, - Гюнтер заказал еще пива. - Они начинали на очень высоком накале и... не удержались, перегорели. Кстати, неправда, что они ничего не предпринимают. Они очень громко кричат о грядущем мире, а это привлекает инвестиции из-за рубежа. Особенно они рассчитывают на дальневосточные капиталы. Японцы, тайванцы и прочие корейцы вообще не понимают, что здесь происходит. Деньги вкладываются в Израиле, а оказываются... очень далеко от него. Понятно, те кто прибрал их к рукам, совершенно не заинтересованы, чтобы Израиль существовал слишком долго. Фиктивная компания сделала свое дело - фиктивная компания может обанкротиться.

"Гюнтер тоже из будущего, - внезапно подумал Августо. - Он буквально повторяет мои мысли, разве что лучше разбирается в деталях, но о главном - об уничтожении Израиля - он знает. Хотя, нельзя исключить, что этот рыжий пророк - просто очень проницательный человек из текущего времени. А от проницательных желательно держаться подальше."

- Забавно, - продолжил Гюнтер, пока Августо подыскивал подходящий предлог чтобы уйти, - по всему миру евреи с маниакальной одержимостью защищают права человека. Это их любимый национальный вид спорта. Но ведь нельзя объять необъятное. На защиту своих прав в своей стране их энергии уже не хватило.

- Права человека... Ах да, конечно. - Это словосочетание ничего не говорило Августо, но расспрашивать он не собирался. В интонации Гюнтера чувствовалось нечто культовое. Словно Гюнтер издевался над чьей-то святыней. Возможно, "права человека" исчезнут в будущем вместе с евреями? Получается, что Гюнтер прибыл сюда не через СПЗ.

Августо самым бескультурным образом зевнул, чтобы показать свою сонливость, попрощался с соседом и удалился в комнату. Собственные метания раздражали. Мог спать, видеть десятый сон. Какого черта его понесло в ресторан? Разнервничался от мысли, что его бессовестно обманывают? Тоже повод... Тут рядом еще более бессовестно обманывается целое государство. И если он, Августо, в результате слегка потратится, то четыре с лишним миллиона обманутых евреев лишатся жизни. Вся человеческая история - цепь обманов, больших и маленьких. Те, кто записывает историю, пишут только о последствиях. Причины всегда остаются неизвестны широкой публике. Историк пунктуально укажет, где и когда происходят перемещения народных масс, кровопролития. А за всем этим - перемещения денежных сумм и золотой дождь, проливающийся на самых избранных.

Августо Касарес уснул, утомленный собственным философствованием. Выспаться не удалось. Стук в дверь раздался среди ночи. Очень темной ночи, если судить по окнам. Неужели в это время еще не додумались до уличного освещения?

Августо открыл. За дверью стоял молодой бородатый араб с автоматом через плечо.

- Господин Августо Касарес? - уточнил он на ужасном английском. - Сафари вы? Время сейчас. Идти.

- Почему так рано? - спросил Августо по-арабски.

- Господин говорит по-арабски? - удивился араб.

- Да.

- Очень хорошо, - араб с сомнением посмотрел на Августо и зачем-то пощупал автомат, - надо подняться на вышку до рассвета, чтобы евреи не успели заметить. Если заметят - охота не получится. Оденься, все остальное у меня есть. Я - Ахмад.

Несколько минут спустя Августо уже мчался на мощном джипе, управляемом другим арабом. Ахмад показывал охотнику необходимые предметы и объяснял.

- Воды достаточно на пять дней. Еды - на четыре дня. Но я думаю, за два дня там кто-нибудь обязательно пройдет. Мы уже целый месяц не пользовались этой вышкой. Вот винтовка с оптическим прицелом. Не новая, но самая лучшая в наших местах. Убивает за километр. Пять магазинов по десять патронов. Хватило бы и одного, но запас - на всякий случай. Затаись и жди, оглядывай окрестности. Вот передатчик. Если кого-то убьешь - хватайся за веревку, срочно спускайся, отбежишь метров на пятьсот - вызывай меня. Твой номер - пятьдесят пятый. Запомнил?

- Зачем спускаться и отбегать? - занервничал Августо. - Это что, опасно?

- Так безопасней, - объяснил Ахмад, - этих евреев никогда не поймешь. Обычно они кричат и плачут. Но может попасться какой-то ненормальный и начать стрелять. Зачем рисковать?

"Не ненормальный, а нормальный", - подумал Августо. Но промолчал.

Когда рассвело, Августо обнаружил себя на высоченной конструкции, сваренной из труб и других кусков металла. Конструкция была увенчана хлипкой будочкой из проржавевшей жести и стояла вопреки всем законам физики. Залезть на нее в кромешной темноте Августо смог, наверное, благодаря острому приступу лунатизма. Каково будет в будке под полуденным солнцем... лучше не задумываться. Кондиционеры в такие места не ставят.

Вышка размещалась у плотно сплетенного забора из колючей проволоки, уходящего с двух сторон до горизонта. За спиной сравнительно близко начиналась утренняя жизнь Газы. Тут не надо было поджидать мишени. Если стрелять по арабам, то все патроны нашли бы, кого поразить. А дальше? Дальше - естественно. Даже за одного убитого арабы разорвали бы стрелка на части. Не опасаясь никаких международных санкций. Почему евреи так не могут?

Августо вытащил маленький приемник с наушниками, купленный еще в аэропорту. Недаром же он учил иврит! Ну-ка, послушаем: о чем говорили динозавры перед тем, как вымереть?

Через несколько часов жара и мухи довели Августо до бешенства. Радио ничуть не веселило. Старомодную музыку он терпеть не мог, а что касается евреев-динозавров... то они, похоже, сами не могли разобраться в собственной политике, что уж говорить о человеке, живущем двести лет спустя. Слушай эти диалоги обреченных идиотов, не слушай... Не понятно, что к чему. Оказывается, не было в Израиле важнее проблемы, чем высокие цены на огурцы. О странных вещах волнуются люди перед смертью...

Время шло, солнце поднималось все выше. Окрестные мухи кинулись спасаться в тени будки. Августо представлялся для них самой заманчивой посадочной площадкой. Скучать не приходилось, разгон мух отнимал все время. За спиной, в Газе жизнь кипела. На израильской территории - никаких признаков жизни. Даже мухи оттуда не летели.

Периодически Августо нацеживал теплеющую воду из огромного термоса, потом справлял малую нужду, орошая грязный песок. "Горячая вода, - думал он, - канализация, кондиционирование. Как красиво все звучало в кабинете СПЗ и как все выглядит в действительности! А главное - скучно. В диком поле хотя бы действие какое-то было".

На израильской стороне послышался шум. Красно-коричневый трактор без кабины проехал на слишком далеком для выстрела расстоянии. Вернулся, проехал ближе... Августо взял в руки винтовку. В машине он был слишком сонным, зато сейчас в памяти услужливо всплыла информация из гипнокурса: "Паркер-Хейл", модель 85. Прицельная дальность 900 метров. Вероятность поражения ростовой цели на максимальной дальности - 85%. Августо посмотрел в прицел. Тракторист уже въехал в опасную зону. Можно было стрелять, но ... стоило чуть-чуть подождать. До Августо дошло, что тракторист проверяет, рискуя собой, не сидит ли кто-нибудь на вышке. Раз проверяет - значит, что-то ему рядом с вышкой надо. Можно подождать, подпустить поближе.

Тракторист в синей рабочей одежде утомил Августо своими перемещениями. Он катался почти бесцельно, подобрался почти на четверть километра. Даже остановился на минуту, чтобы покрутив головой, внимательно обозреть окрестности. Августо прицелился и уже собрался стрелять. Потом ему стало интересно, что понадобилось этому ненормальному еврею в таком опасном месте. Ведь не самоубийца же он?

Тракторист уехал и вернулся. На этот раз у трактора был прицеп, в котором сидели два парня. У одного из них за спиной болтался маленький автомат. Все трое настороженно оглядывались по сторонам. Израильтяне подъехали к куче металлических труб (Августо даже не обратил на нее внимание, посчитав за мусор) и стали грузить их на прицеп. Теперь, похвалив самого себя за терпение, можно было стрелять.

Первым Августо убил еврея с автоматом. Чтобы обезопасить себя от возможного сопротивления. Другой парень, сидевший в прицепе, был подстрелен в движении, когда пытался зигзагами отбежать от границы. Августо попал в него со второго выстрела, но все равно остался очень доволен результатом. Кроме гипнокурса - никакого опыта в стрельбе, а такая результативность! Тракторист оказался хитрее всех. Он спрятался за трактором, Августо даже потерял его поначалу, пока разбирался со вторым. Но нашел, в конце концов увидев ногу, торчащую из-за колеса. Оптический прицел позволил тщательно прицелиться. Выстрел! Пуля попала точно в колено. Тракторист закричал. Августо поморщился и огляделся. Почему Ахмад говорил, что надо сразу же убегать? У этих евреев нет никакой аппаратуры связи. Когда еще о них кто-то вспомнит?

Августо задумался, как добить тракториста. Ведь тот вполне мог отлежаться за своим механизмом. А что если поджечь трактор? Если история техники не врет, там должно быть жидкое горючее. Но куда стрелять?

Потратив пять пуль, Августо не добился никакого результата. Трактор не загорался. Охотник посидел, подумал и решил уходить. Он свое дело сделал. Ему же не ставили условие, сколько человек он должен убить. Двое - достаточно. Мог ведь и всего один подвернуться.

Августо решил не прибегать к помощи веревки с блоком. Средство срочной эвакуации выглядело слишком хлипко. Слезая по некому подобию лестницы (тоже не образец надежности), примерно на середине спуска Августо обнаружил, что под этим углом ему становится видно плечо тракториста. Но стрелять, удерживаясь одной рукой, чертовски неудобно...

Все-таки Августо сумел устроиться поудобнее. Он выстрелил три раза (все пули попали), решил, что большего ему не добиться, и продолжил спуск. На земле он вызвал машину пятьдесят пятому номеру и спокойно пошел от вышки к дороге. Водители арабских машин никак не реагировали на человека с винтовкой. Джип приехал через шесть минут. Ахмад с удивлением посмотрел на приемничек, взял винтовку и пропустил охотника в машину.

- Попал? - спросил он.

- Да.

- Старый? Молодой?

- Кто? - не понял Августо.

- Еврей.

- А... Двое молодые, третий постарше, но тоже...

- Ты убил трех? - изумился Ахмад.

- Двоих точно. С третьим я не уверен. Одна пуля в колено, три в плечо...

Ахмад еще более странно посмотрел на Августо, покачал головой и поехал быстрее.

В отеле Августо принял душ и прилег отдохнуть, все же согласившись, что блага цивилизации здесь вполне ощутимы. А вот что касается психотерапии... Ничего он не чувствовал. Ни-че-го! Пострелял, попал в троих людей, которые умерли бы и без него. Кто берется судить, уменьшилась ли его агрессивность? Датчик. Но ведь датчики настраиваются людьми! Усталость и недосыпание взяли свое. Августо уснул.

Пробудившись еще раз в такую же непроглядную темень, он удивился. Вроде бы, второго путешествия на кишащую мухами вышку не предвиделось. По расписанию, представитель "Сафари" должен был утром... Но обстановка не располагала к размышлениям. На этот раз за ним пришло два араба, каким-то образом они проникли в запертую комнату и, что непонятней всего, их головы были замотаны тряпками. Оказывается, пока Августо спал, всю комнату обыскали: страшный беспорядок удалось заметить в отсветах узкого луча от фонаря.

- Где оружие? - спросил первый араб. Пистолетное дуло уперлось Августо в переносицу, и он даже не пытался сесть

- Нет оружия. Что случилось? Я простой турист, - попытался выкрутиться Августо. - У меня есть немного денег, можете взять.

Арабы проверили под подушкой и под матрасом, кинули Августо его одежду и подождали, пока он оденется.

- Пойдешь с нами, - сказал тот же араб. - Попробуешь убежать - убьем. Вещей много?

- Небольшой чемодан. Возьмите вещи, - Августо гнул свою линию, - возьмите деньги...

- Оставь вещи. Мы берем документы, - араб потряс паспортом, из которого торчал билет на самолет до Лондона. - Пошли.

Августо пошел. Один замотанный араб шел рядом, второй держался у Августо за спиной. Ночной дежурный даже не повернул голову в их сторону. Рядом с отелем стоял ... знакомый джип.

Допрашивали Августо в обыкновенном доме, без мебели, зато с коврами на полу и черно-белыми портретами на стенах. Августо дважды повторил свою легенду (просто турист). Когда допрашивающий, толстый бородач, упомянул Ахмада и убийство трех евреев, Августо вынужден был признаться. Он не понимал, кто с ним говорит, и больше всего боялся, что это могут быть израильские агенты. Вдруг израильтяне не так уж пассивны, как он думал? Или это не израильтяне? Почему вообще с ним произошла такая накладка? Фирма "Сафари ЛТД" до сих работала безупречно. СПЗ и Служба Времени не могли связаться с сомнительным предприятием.

Араб выслушал вторую версию легенды (простой бизнесмен из Южной Америки хочет пострелять по евреям, желая вкусить острых ощущений). Немного помолчал и спросил:

- Где ты выучил арабский язык?

- Сам, дома. - Августо подумал, что первый раз в жизни лишние знания стали причиной неприятностей. Наверное, совсем не просто выучить новый язык в начале двадцать первого века. И никто здесь не учит язык ради недельной поездки. Ничего. Главное - сохранять спокойствие и не пугаться. К счастью, похоже - это не израильтяне. - Я люблю учить языки, я этим увлекаюсь. У меня это хорошо получается.

Араб кивнул.

- Хорошо, - согласился он. - Ты брал с собой радио на вышку. На каком языке ты его слушал?

- На иврите, - ответил Августо после короткой паузы. - Его я тоже выучил дома. Немного хуже чем арабский.

- Исам. - крикнул бородач, и в комнату вошел араб совершенно европейского вида. - Спрашивай его на иврите.

- Почему ты не убежал сразу, как тебе сказал Ахмад? - спросил Исам на иврите.

- Я не видел, кого можно бояться. Оружие было у одного еврея, я убил его самым первым. Никаких признаков опасности.

- Обычно туристы-стрелки убегают сразу же. Твое поведение очень отличается.

- Я не отвечаю за других. Может быть, эти люди трусы?

- Все трусы, а ты один храбрый? Все люди боятся неожиданной опасности. Ты нет. Может быть, ты знал, что опасаться нечего?

- Я ничего не знал.

- Никто не убивает за один раз трех евреев так спокойно, словно он стреляет в тире. Ведь мог проехать патруль, другие рабочие могли услышать выстрелы.

- Евреи обречены, - спокойно сказал Августо. - У них нет энергии, чтобы защищаться. - Ему показалось, что такой ответ должен понравиться арабам.

Те переглянулись.

- Это не израильский иврит, - сказал Исам бородачу по-арабски. Он не израильтянин.

Августо окончательно успокоился.

- Конечно не израильтянин! - весело сказал он. - Я просто учу языки. Я просто не струсил, когда стрелял. И я решил послушать израильское радио, чтобы не скучать.

- А теперь послушай нас, - бородатый сложил руки на животе. - Обычные туристы из "Сафари" не знают ни арабского, ни иврита, пьют виски в баре и заскакивают к женщинам в Израиль. Сделав два-три выстрела по евреям они прыгают на землю и убегают так, будто за ними гонится армия. Но иногда появляются и другие стрелки. Они неплохо говорят по-арабски (иногда на иврите), мало пьют, стреляют по евреям спокойно, без спешки. И еще. Они либо прилетают из Буэнос-Айреса и улетают в Лондон, либо прилетают из Лондона и улетают в Буэнос-Айрес. Мы уже год с небольшим наблюдаем.

"Два пункта Службы Времени, - подумал Августо. - Ленивые ублюдки. Им было неохота что-либо менять, и нас выследили. Остается твердить, что это случайные совпадения. И держаться своей версии."

- Вы знаете больше меня, - спокойно сказал Августо. - Я могу отвечать только за себя. Мне захотелось побывать в Англии после охоты. Ну, и что? Даже если еще десять-двадцать человек летели так же и учили арабский, то какая вам разница? Вы ненавидите евреев, а мы их убиваем. И даже платим за это деньги. Все должны быть довольны.

- Мы довольны, - улыбнулся Исам. - Мы очень довольны. Но, как хозяева, хотим знать о гостях все. Поначалу мы считали вас людьми ШАБАКа, Но вы убили слишком много евреев даже для ШАБАКа. Потом мы решили, что вы из Интерпола. Тоже отпало. Наши люди в Интерполе заверили, что он здесь не при чем.

Августо слушал с безмятежным лицом. Оба названия ничего ему не говорили. А в остальном... Главное, что это не израильтяне. С арабами ему нечего делить. Откупится, если что. А потом сдерет три шкуры со Службы Времени за халатность.

- Итак, ты расскажешь нам кто вы такие? - спросил бородач.

- Мне нечего... - начал было Августо.

- Саид! - крикнул бородач не дослушав.

В комнату вошел высокий усатый араб со стулом. Стул он поставил к стене, свернул один из ковров и передвинул стул на освободившееся место. Августо занервничал, а когда ему приказали сесть на стул - перепугался. Он же ничего не сделал арабам, что они хотят от него?

- Будешь говорить? - добродушно спросил Исам.

- Возьмите деньги, - попросил Августо. - У меня есть кредитная карточка "Виза". По ней можно получить много денег.

- Сколько? - так же ласково спросил араб.

Августо не знал. Он, без сомнения, смог бы купить всю эту вонючую Газу вместе с ее мухами и усато-бородатым населением. Но о древней "Визе" знал только то, что он должен рассчитываться ей за всевозможные мелкие покупки.

- Сто тысяч, - наугад сказал он. - Точно не помню. Но если связаться с моей фирмой в Лондоне, то у них можно получить больше.

- Сто тысяч чего? - Исам был - сама воплощенная любезность.

- Экю, - ляпнул Августо, подумав, что Газа достаточно близка к Европе, чтобы пользоваться европейской валютой. Увидев по лицам, как отреагировали на "экю" арабы, он окончательно перепугался. Фактически это была его первая крупная ошибка.

Бородач переглянулся с Исамом и кивнул Саиду. Тот со скоростью тигра оказался рядом с Августо и так же быстро привязал охотника к стулу.

- Последний раз, - сказал бородатый, - ты еще можешь рассказать.

- Отпустите меня в Лондон, - почти плакал Августо. - Летите вместе со мной. Мы заплатим...

- Не все можно купить за деньги. Саид!

Августо Касарес ничего не успел понять. Мелькнуло лезвие, чудовищная боль пронзила все тело. И... теперь он понял. У него не было мизинца на левой руке.

Августо закричал, завыл. Кровь текла, рука болела. Саид повозился, достал шнурок. Исам помог, и вдвоем они туго перевязали оставшийся от мизинца отросток. У Августо не было сил кричать.

- Теперь будешь говорить? У тебя есть много лишнего, что можно отрезать.

- Не могу! - Августо кричал, плакал, стонал. - Я не могу! Это катастрофа... Мне нельзя...

- Катастрофа будет, если ты ничего не скажешь.

Августо потерял сознание.

Под нос совали какую-то дрянь, голова кружилась, рука нестерпимо болела.

- Кофе? - заботливо спросил Исам. Августо кивнул.

Увы, ничего не изменилось. Только магнитофон появился рядом. Когда палач Саид закончил его поить и отставил чашку, бородач повторил свой приказ: рассказать все. Временно взбодренный Августо отказался. Даже при желании говорить, у него бы ничего не получилось. Хоть ситуация и не располагала, Августо ухитрился поставить над собой эксперимент, попытался сказать простейшую фразу: "Я из будущего." Мышцы лица свела судорога, он даже не смог открыть рот. Да и дышать стало как-то тяжелее.

Отказ Августо не особенно расстроил арабов.

- Что, не жалко еще палец? - с усмешкой спросил Исам.

Августо молчал. Саид поигрывал своим острым ножом и ждал приказа.

- Сними с него штаны, - скомандовал бородач. - Там тоже есть, что резать.

- Стойте! - закричал Августо. Больше всего он боялся, что страшная сила блока парализует его сейчас. - Я хочу сказать, но не могу. У меня в голове гипноблок. Это как-то связано с гипнозом.

Удивительно, ничто не помешало ему говорить. А что если попробовать сейчас...

Августо почувствовал, что не может вдохнуть. Его душили собственные ребра. Из горла вырвался какой-то хрип.

Вонючая дрянь, которую опять сунули ему под нос, сработала. Промелькнула мысль, что отрезавшие палец арабы ничуть не хуже людей, придумавших гипноблок.

- Я сейчас хотел вам рассказать, - до Августо внезапно дошло, какое это удовольствие слышать свой голос. - Но не мог. Эта штука в голове не дает.

Исам внимательно просмотрел авиабилет.

- Время есть, - сказал он бородатому, - я, кажется, знаю кого позвать. А тебе, - теперь он обращался к Августо, - предстоит кое с кем познакомиться. Чтобы не обвинял нас в беспричинной жестокости.

- Здравствуй, брат, - странно обратился к Августо полузнакомый мужчина, появившийся после ухода Исама. - Почему, ты думаешь, мы наблюдали за десятками твоих друзей, а взяли именно тебя?

Августо уже знал ответ. Полузнакомый человек был похож на него... как он, Августо, сам на себя. Разница была, но только внимательный наблюдатель мог ее увидеть. А в углу комнаты появился знакомый, его, Августо, чемодан.

- Я понимаю, что это авантюра, - говорил на хорошем английском "почти двойник". - Мне уже сказали, что ты не можешь ничего рассказать. Но все в руках Аллаха, я надеюсь, что он поможет своему одинокому воину. Ты же понимаешь, что нельзя упускать такой шанс.

Августо понял, что сам он свои шансы уже упустил. Неважно, сколько минут продержится в будущем этот варвар. Важно то, что он, Августо Касарес, туда не попадет.

Резко, словно сжигаемый огнем, горел обрубок мизинца. На грудь, похоже, накладывали огромные неподъемные камни. Что-то кричал, укрываясь за трактором, раненый в колено еврей. Если прислушаться, можно было разобрать многократно повторяемые слова: "Права человека! Права человека!" Но почему он кричит голосом Исама?

Августо обнаружил, что лежит на ковре. Рядом Исам разговаривал с двумя мужчинами, одетыми в строгие костюмы. Комнату наполнил запах мужского одеколона.

- Мы не знаем, о чем идет речь, - говорил один из новоприбывших, - но если у него был приступ удушья, то блокада вызывает паралич дыхательных мышц. Может быть, там есть еще что-нибудь. Если он заговорит под наркотиками, то потом, приходя в себя, обязательно умрет.

- А зачем нам два одинаковых охотника? - с усмешкой спросил Исам. - Тем более, его и допросить толком нельзя. Теперь главное - вытяните из него все, что только можно.

Августо смотрел в грязный, потрескавшийся потолок. Так вот где он умрет. Мимо сознания проходила оживленная научная дискуссия двух медиков, обильно пересыпанная английскими словами. Почему они так уверены, что смогут обойти блокаду? Что могут знать эти невежды о науке будущего? И при чем здесь наркотики?

- Расслабься, дорогой, - рядом появился один из врачей. Он уже был без пиджака, в белой рубашке с закатанными рукавами. - Сейчас один укол и тебе станет легче. Расслабься.

И тут Августо понял, что даже в своей ситуации он еще может выбирать. Между достойной смертью от удушья сейчас, сразу же. И такой же, но чуть-чуть позднее, когда арабский магнитофон запишет все его, вырванные с помощью наркотика, рассказы о будущем. И рассказы о настоящем. О войне, об уничтожении Израиля. Конечно, такое невозможно будет скрыть. А утечка информации сможет изменить будущее. Например, что-то дойдет до израильтян... Весь мир Августо погибнет.

Покончить с собой сейчас не представляло труда. Надо было просто начать говорить о будущем, что угодно. На этот раз никакая подсунутая под нос вонючка уже не могла вытащить его с того света. Как собрать всю силу воли, если она еще осталась?

И тут Августо вспомнил самоуверенную физиономию Норы Дуглас. Вспомнил людей из Службы Времени. Они отправили его на эту охоту, не приняв никаких мер безопасности. Как вообще можно ожидать заботы о человеческой жизни от тех, кто организует охоту на людей? Ну... современнички, ПОЛУЧАЙТЕ!!! Вот уж трудно поверить, но сейчас он с охотой отдастся палачам от медицины.

- Давайте, - Августо с трудом изобразил на лице улыбку. - Я расслабился.


©2001 Леонид Резник