Make your own free website on Tripod.com

ЛЕОНИД РЕЗНИК

БУДИЛЬНИК

Я нырнул под кондиционированную сень "Шекема" и, наконец-то, набрал полные легкие воздуха без риска обжечься. Никто не стоял на входе и не проверял сумки. Угроза терактов миновала, народ Израиля мог вздохнуть свободно. Маленький плюсик договора с "Хамасом". Одно непонятно: почему в основании каждого нового плюсика обязательно размещается фундамент из огромных, как бревна, минусов?

Я взял тележку, швырнул в нее свой потрепаный рюкзачок и покатил вперед. Первыми шли электротовары. На добрых двух десятках телеэкранов премьер-министр докладывал о новых достижениях мирного процесса. Правда, большинство внимавших ему лиц выглядело настолько озабоченными, словно публика слушала сводку о потерях на поле боя.

Эти, наверное, не сумели как следует подготовить почву для переезда за границу. Ничего, время еще есть. А вот меня телевизоры больше уже не должны интересовать. Меня должны заботить телекамеры.

Я скользнул взглядом по потолку и нашел сразу две. Они смотрели куда-то вбок и, похоже, даже не двигались. Очень надеюсь, что они установлены только для отлова магазинных воришек. Если же на пульте сидит сотрудник ШАБАКа... Лучше не думать. Я поправил рюкзак.

Вообще, я продержался уже одиннадцать дней. Для такой маленькой страны как Израиль - прекрасный результат. Разумеется, мне сопутствовала удача (если в моей ситуации можно говорить об удаче). Начиная с того самого вечера, когда губошлеп Борька пообещал мне работу. Я сорвался на ночь глядя, добрался до промзоны, выдержал оценивающий взгляд жирного балабайта. Увы, я показался ему слишком дохлым. (Знал бы, придурок, что я уже семь дней живу на воде из общественных туалетов и на четырех найденных бананах! И ничего, двигаюсь.) Я пешком пошел к городу, позвонил из телефона-автомата жене, чтобы не волновалась. И по ее судорожному дыханию, по ее непривычно-чужому голосу понял: все. Приплыли. Первый раз в жизни я выиграл в лотерею. Лотерею Безопасности.

Я знал, что в течение тридцати секунд можно засечь, откуда звонит человек. Поэтому, такие сантименты, как последние слова жене и напутствия детям пошли побоку. Я позорно бросил трубку и побежал.

Это началось, когда запуганный почти ежедневными взрывами народ вышел на стотысячные демонстрации и всерьез замаячила угроза смены правительства. И тут неожиданно выяснилось, что уже три месяца ведутся плодотворные переговоры с "Хамасом" в Лиссабоне, и избавление близко. В результате договора появилась Лотерея Безопасности. Не надо быть светилом в статистике, чтобы подсчитать число жертв от терактов. В среднем, оно достигало пятидесяти человек в неделю. Это - не считая искалеченных. Никто не знал своего часа, все население участвовало в смертельной лотерее. Случайный процесс надо было упорядочить.

Лотерея Безопасности разыгрывалась первоначально только среди неработающих мужчин. Но после первого же розыгрыша феминистские организации обратились в БАГАЦ с требованием немедленно устранить дискриминацию по половому признаку. Верховный Суд Справедливости поддержал иск. Женщины тоже стали играть.

Я миновал белый лабиринт холодильников и стиральных машин. Вот он, вот он, желанный продовольственный отдел! Страна Чудес, Елисейские Поля гурмана. Рай для человека, изнуренного семидневной голодовкой. Для отвода глаз, как самый обыкновенный покупатель, я бросил в тележку пакет с молоком, хлеб, творог, какой-то замерзший кусок мяса. Что еще может купить среднестатистический покупатель?

Теракты прекратились, народ немного успокоился - и на тебе: выбор Лотереи Безопасности пал на двух учащихся йешив. Единственная достаточно организованная сила в государстве Израиль - харедим - вышли на улицы. Увидев транслируемые CNN на весь мир схватки харедим с конной полицией, премьер-министр срочно собрал кабинет министров на внеочередное заседание. Назавтра же кнессет принял поправку к Закону о Лотерее Безопасности, что "...знатоки Торы не могут быть переданы в руки гоев". На улицах мгновенно установилась тишь да гладь, а религиозные партии поддержали решение о передаче дополнительных территорий под управление Палестинской Автономии. Конечно, это вызвало новые поправки к Закону о Лотерее. Если раньше каждую пятницу Газа получала четырех израильтян выигравших в Лотерее Безопасности, Дженин - двух, а Йерихон со Шхемом - по одному, то теперь и Хеврон с Рамаллой затребовали свою долю. Хевронцы вообще обнаглели! Подавай им, видите ли, двух человек в неделю! Тут премьер-министр на удивление показал характер. Сговорились на одном израильтянине в неделю на два города. Пусть арабы его делят, бедолагу, как хотят. Это уже будет их проблема. Значит: в Газу - четверо, в Дженин - двое, в Йерихон, в Шхем и в Хеврон с Дженином - по одному. Итого: девять человек в неделю. Явный прогресс по сравнению с пятьюдесятью. И никакоих кошмарных крупных планов в теленовостях, никакой опасности для туристов. Туризм - это такие деньги...

Я добрался до полок со сладостями. Вот это для меня! Вкуснейшие французские конфеты: шоколад, тонкая вафельная скорлупка, ореховая крошка, помадка, коньячная заливка. Я положил коробку в тележку, сорвал нарядное пластиковое убранство, открыл коробку и вытащил коричневый шарик из объятий золотистой фольги. В глазах даже потемнело. Непонятно, от чего. То ли от наслаждения, то ли кровь отлила от мозга к желудку. Я ухитрился не заметить, как конфета растворилась во рту. За ней последовала вторая, третья...

Кто бы мог подумать, что такой спорный закон, как Закон о Лотерее Безопасности, принесет стране столько благ одновременно?

Во-первых, практически исчезла безработица. Конечно, ведь в Лотерее участвовали только неработающие. Каждая, даже самая грязная и малооплачиваемая работа стала цениться на вес золота. Какого, к черту, золота? На вес жизни! Для немногочисленных безработных (по последней сводке, что я слышал, нас было около двух тысяч человек) тоже началась райская жизни. Нам установливалось пособие в размере трех предыдущих зарплат без ограничения во времени. Желающие "на халяву" подкормить семью могли уволиться и рискнуть принять участие в Лото Бетахон. Фактически, я сам виноват во всех своих бедах. Работал бы как обычно на морковной фабрике, сортировал бы на конвейере морковку на высший, первый и второй сорта... Нет, осточертела мне, видите ли, морковка. Примелькалась, мразь оранжевая! Да и детям захотелось новую одежду купить, старший свои обноски прямо с воплями одевал. Кто же мог подумать, что я потом девять месяцев на работу не смогу устроиться? Да и больше бы не смог, если бы не выигрыш.

Во-вторых, всем солдатам захотелось служить в боевых частях. Еще бы! У мобилизовавшихся из боевых частей был целый льготный год безработицы, когда их номера удостоверений личности не играли в Лото Бетахон. И, в-третьих, мораль в стране подскочила до высот, воистину, заоблачных. Народ в Бога уверовал! Конкурс на поступление в йешивы стал примерно такой же, как в бывшем Союзе, из которого я давным-давно уехал, - в театральные институты. Все хотели знать Тору.

В мою сторону подозрительно посмотрела служащая, возившаяся у полок со сластями. Не понравилось ей, как я жую. Для отвода глаз я сделал вид, что выбираю печенье, бросил пару упаковок в тележку. Опустошив половину коробки конфет, я почувствовал, что досрочно попал в рай. Виной этому был, наверное, содержавшийся в конфетах коньяк. Нет, в рай было рановато, сейчас мне категорически нельзя пьянеть. Я раскупорил бутылку какого-то фруктового нектара и выпил добрые пол-литра густого сока. Хорошо! Жалко только, кофе мне таким образом не сварить. До чего прекрасный кофе варят бедуины...

Как говорили обозреватели, в Газе тренировалась профессиональная армия в 200 000 человек. Именно солдатам, для поднятия морального духа, доставлялись израильтяне, выигравшие в Лото Бетахон. По требованию израильского правительства телевидение на церемонии расправы не допускалось. Это могло подорвать алию. А так эмиссары Сохнута смело колесили по необъятным просторам СНГ и авторитетно заявляли, что в Израиле - самая низкая безработица среди всех промышленно развитых стран. Всего пять сотых процента! "Еврейское экономическое чудо", - лукаво улыбались сохнутовцы. Следует признать, что для олим хадашим была льгота. Целых шесть месяцев после приезда номера их удостоверений личности не играли в Лотерее. Некоторым за это время удавалось устроиться на работу. Письма за границу, в которых упоминалось Лото Бетахон, не доходили до адресатов. Аналогичные телефонные разговоры - прерывались.

Вообще, надо сказать что мне просто чертовски не повезло. Две недели тому назад король Марокко заявил, что его страна готова принять значительную часть своих бывших граждан обратно. При таком раскладе, через несколько месяцев запросто могло появиться много рабочих мест. Увы, Лотерея добралась до меня быстрее, чем я - до рабочего места.

Стараясь не привлекать внимание охранников, наблюдающих за мониторами, я медленно покатил тележку к полке с салатами. Несколько коробок положил в тележку. Вот этот сорт когда-то любила жена. А этот - старший сын.

Генеральной репетицией к Закону о Лотерее Безопасности стала договоренность в Южном Ливане с "Хизбаллой". Шииты пообещали не обстреливать территорию Израиля, если израильская армия будет отвечать на их атаки только легким стрелковым оружием. Израильское правительство с радостью подмахнуло договор и теперь каждый солдат, ответивший на выстрел из базуки очередью из крупнокалиберного пулемета, попадал под военный трибунал и мог запросто выиграть в Лото Бетахон. Бегство от противника, впрочем, тоже считалось преступлением. Те, кто выживал в дуэли "Автомат против тяжелой артиллерии", - по праву могли соответствовать словам министра обороны о "Лучшей армии в мире".

Некоторым оригиналам приходили в голову довольно смелые вопросы. Например: "Почему "Хамас" и "Хизбалла" идут на такие соглашения? Объяснение было простое. После отдачи Голанских высот Сирии и значительной части территорий палестинцам уничтожение Израиля стало очевидно практически для всех, кроме значительной части его граждан. Египту и Иордании хватало собственных проблем. Было понятно, что львиная доля достанется Сирии, но палестинцы и шииты тоже не хотели оставаться ни с чем. А для участи в дележке нужна была хорошо подготовленная армия. Соглашение в Южном Ливане и Лото Бетахон создавали такую возможность. Особенно повезло шиитам. Если несколько терзаемых каждую неделю израильтян только поднимали моральный дух палестинской армии, то шииты могли ежедневно с минимальным риском для жизни проводить образцово-показательные учения и упражняться в стрельбе по движущимся мишеням. А какая выгода была от этого израильтянам? Люди, приближенные к правительству (не говоря уже о самих членах правительства) получили возможность спокойно и без особой паники распродать свое имущество, перевести капиталы за границу, пристроить своих детей в зарубежные учебные заведения. Израиль брал в долг колоссальные суммы под американские гарантии. Практически полностью все эти деньги оседали в зарубежных банках на счетах частных лиц. Необходимость возврата под огромные проценты никого не смущала. Не будет государства - не с кого будет спросить. А что же Америка? У Америки на горизонте замаячила надежда навсегда распрощаться с ближневосточной проблемой. Еще чуть-чуть и Израиль, и произраильское лобби могли стать достоянием истории. Ради такой возможности не жалко было какие-то десять миллиардов долларов.

А как же люди? Ну, с религиозными-то все было ясно. Они молились, молитвы защищали их от Лото Бетахон, оставалось надеяться, что защитят и дальше. Но основная масса... Что я могу сказать про основную массу, если уже целые одиннадцать дней я - не один из них?

То, что я передумал, прячась в заброшенных зданиях и на мусорных свалках, вряд ли могло влезть в голову среднего гражданина, оболваненного средствами массовой информации. Среднему гражданину было неизвестно, что самые популярные журналисты, вхожие в правительственные круги, с недавнего времени живут на съемных квартирах, интересуются учебой детей в швейцарских и английских частных школах, а после особенно удачных статей в защиту политики правительства проверяют, насколько увеличились суммы на их номерных счетах где-нибудь в Цюрихе или Женеве. Журналисты умело находили все новых и новых врагов народа. Поселенцы и олим хадашим были самыми удобными мишенями.

Насколько облегчилась жизнь благодаря Лотерее Безопасности! Граждане могли спокойно ездить на автобусах, не опасаясь превратиться в обгоревший кусок мяса. Солдаты могли смело садиться в попутные машины. И народ спал. Какая сила могла его разбудить? Закон джунглей: "Каждый сам за себя", - стал законом народа Израиля. Никому уже не было интересно будить ближнего своего. Каждый заботился о том, чтобы самому не проснуться. Только человек, на целых одиннадцать дней выпавший из Системы мог попытаться сделать Это. Разбудить.

Я бросил в рот последнюю конфету. Запил ее последним глотком нектара. От комнаты персонала ко мне шли двое плечистых парней с пистолетами на поясе. Конечно, надо догадаться, что мои фотографии уже давно разосланы по наблюдательным пунктам всех крупных магазинов. Спасибо, ребятки, что не торопились и дали мне покайфовать напоследок.

Я погладил рюкзак со взрывчаткой, засунул в него руку и нащупал будильник с двумя отходящими от него проводами. Часы не шли, но в этом и не было никакой необходимости. Я просто повернул большую стрелку.


©2001 Леонид Резник